Армия, день 009

Утром показали получасовое видео про лыжи, тесно переплетая повествование с историей зимней войны. Особенно запомнилась сцена тренировки, где солдаты играли в футбол на лыжах. То есть одной ногой в резиновом сапоге бьём по мячу, а на вторую одета лыжа и она тащится по снегу. Если так тренироваться достаточно долго, то лыжа просто станет естественным продолжением ноги. В целом намек понят — скоро из нас начнут делать знатных лыжников. Continue reading “Армия, день 009”

Армия, день 008

Информационная доска с недельной программой, которая проливает свет на будущее и напоминает о прошлом, находится сразу за дверью в сержантскую комнату. Всем любопытствующим надо ежеминутно отдавать честь снующим туда-сюда сержантам. Кроме того, в этой нервной точке многократно возрастает вероятность стать случайным «добровольцем» для выполнения какой-нибудь работы по казарме. Таким нехитрым, но эффективным образом перекрывается доступ к информации. Чем меньше солдат знает — тем реже задает глупые вопросы. Continue reading “Армия, день 008”

Армия, день 007

Когда старший по званию, а обычно это бывает вездесущий младший сержант, входит в комнату или покидает её, то надо непременно проорать «внимание!» (huomio!) и встать по стойке смирно. Если громкость полифонического вопля не достигает положенных децибел, то сержант будет входить и выходить из комнаты до тех пор, пока вокальные старания отделения не удовлетворят его. Если в первые дни при дрессировке младшие сержанты ещё находили силы в себе силы совершать возвратно-поступательные движения всем телом, то сейчас совсем разленились — просто мертво стоят в проходе и ступают ногой то в коридор, то в комнату. Continue reading “Армия, день 007”

Армия, день 006

Даже такое, казалось бы, элементарное дело как утренние естественные отправления (aamutoiminnot) — процесс почти ритуальной четкости для непосвященного. Незадолго до выдвижения на стратегический плацдарм санузла звучит команда «трехминутной готовности». К этому времени все личные шкафы должны быть заперты на замок. Вещи, оказавшиеся по неосмотрительности владельца снаружи, срочно забрасываются за занавески, под шкаф или ближайший матрас — комната должна быть пустой. Ко времени «двухминутной готовности» новобранцы занимают места между коек с обнаженными торсами и гигиеническими принадлежностями наперевес. К моменту «одноминутной готовности» воины замирают в положении вольно — взгляд остекленело устремлен к линии соединения потолка и стены (kusiraja). После объявления «пятнадцатисекундной готовности» солдаты строятся в очередь и бодро «стелятся» в сторону санузла. На выходе из комнаты первый в очереди выключает свет, последний закрывает дверь. Каждый раз, когда отделение организовано покидает комнату, вышеописанная процедура повторяется без изменений. Естественно, если надо не утром в туалет, а днем на полигон, то с голым торсом между коек как дурак стоять не будешь, а скорее в полном обмундировании присядешь на табуретку. Continue reading “Армия, день 006”

Армия, день 005

Снова ознакомительные стрельбы, на этот раз боевыми. Расстояние 150 метров, диаметр мишени около метра. Три пристрелочных выстрела, настройка прицела, а затем несколько серий по 5 выстрелов одиночными. Основной упор делался не на результат, а на понимание процесса стрельбы — положение тела, прицеливание, правильная техника дыхания, понимание команд. Без очков стреляю практически наугад. Сержант сказал, что после проверки зрения мне их купят за счет армии. Continue reading “Армия, день 005”